AutumnОсень началась в 93-м и за десять лет своего существования создала три альбома. С годами менялся состав людей, двигавших группу вперед, развивалось ее творчество. Однако все это получало минимальное распространение и Autumn никогда не были по-настоящему известны за пределами родного Екатеринбурга вплоть до выхода третьей, своей последней работы. К тому моменту коллектив почти не подавал признаков творческой активности, его жизнь угасала. Выходит, что писать о них начали, когда группа фактически уже была мертва. Тем не менее, остается немало интересного в этой истории, что и явилось причиной появления данного "послесловия". На связи из Северной Столицы основатель бэнда Юрий "Роттор" Кетов.

 

- Причины расформирования Autumn до сих пор остаются для меня загадкой. Если они где-то и упоминались, то в очень уж туманной и отвлеченной форме, истолковывать которую можно как угодно. Музыканты группы и в дальнейшем не намерены сдергивать покрывало неведения с этой темы?


- Хмм. Если бы я попытался объяснить тут все причины, получилось бы какое-то эссе. Огромное, нудное и никому не нужное. Всё это внутренние процессы и проблемы, которые касались развития группы и людей, её составлявших. 10 лет - немалый срок, всё меняется. Так что лучше я коротко скажу, что у каждой группы есть жизнь, то есть время рождаться и умирать. Осень прожила одну такую жизнь, величина которой является понятием весьма относительным. Осень есть Осень. Три альбома - три месяца. Потом она заканчивается и начинается что-то новое. Лично я не жалею. В каждой смерти есть рождение. И у Осени будут наследники. В Екатеринбурге уже есть Арканар, где играют Роман и Феликс из Осени, а мы с Людой потихоньку готовим будущий проект здесь, в Питере. Все детали насчёт него пока - страшная тайна. Даже не пытайся задавать вопросы.



- Не буду. По крайней мере, пока. А почему именно Петербург стал твоим новым домом? Что-то еще до окончательного переезда связывало тебя с этим городом?


- Причин много. Думаю, что все мне здесь не перечислить. Мы переехали вдвоём, и у каждого было несколько больших причин для этого и множество второстепенных. В целом, для нас обоих самыми важными факторами были уход от чего-то надоевшего в жизни, желание резко изменить окружение и общая любовь к этому северному дождливому городу. Мне здесь больше по душе и климат, и духовная атмосфера, и близость больших массивов воды, и люди, и обилие мероприятий и заведений, связанных с творчеством. Питер, имхо, - очень непростой город. В нём есть множество и очень тёмных, и светлых, и грязных, и прекрасных сторон, и я, прожив в нём год, познал ещё ничтожно малую часть его. Но даже то, что уже познал, позволяет сказать, что этот город по мне. Он даёт вдохновение и в то же время не даёт расслабиться. В нём может быть иногда очень сложно, но при этом всегда интересно. Питерские осень и зима - это времена для настоящих ценителей меланхолии и мрака, давящие на душу и тело постоянными низкими облаками, порою месячным отсутствием солнца, постоянной повышенной влажностью и таким же постоянным ветром. Это забава для настоящих ценителей, после которой, наконец, учишься радоваться лету и солнцу, которые терпеть не мог всю жизнь.



- Над своим голосом ты начал работать только в Autumn или уже выступал когда-то в роли вокалиста?


- Нет, нигде до Autumn не был вокалистом. Во всех предыдущих группах просто играл на гитаре. Собственно, Осень была первой группой, идея создания которой принадлежала мне, и материал для которой по большей части придумывал и собирал я сам. Подходящих кандидатов не было. Поэтому никому кроме себя доверить голос не мог. Да и, честно говоря, хотелось себя попробовать, хоть даже и сознавал тогда то, что мои способности далеки от совершенства. Тем не менее, желание всё же перевешивало. К тому же, считаю, что в нашей музыке лучше, когда человек «голосит» непрофессионально, но «от души» и находясь «в материале», чем наоборот. Правильно интонируя и поставленным, сильным голосом, но абсолютно потеряв ту самую «душевность»... Хотя как всегда лучше всего золотая середина, к которой я всегда стремился и продолжаю стремиться, так как считаю, что мне и сейчас до неё ещё очень далеко.



- Если полистать какой-нибудь старенький журнал, достаточно полно освещающий совковый андерграунд тех лет, то ваш коллектив со своим дебютником предстает перед читателем лишь одним из многих. Думовая волна уже иссякала, но ощущение ее все еще сильно на страницах издания. Со временем многое изменилось, в чем-то с точностью до противоположного. Обращал ли ты внимание, работая над каждым следующим альбомом, на то, что происходит вокруг? Было ли чувство этих изменений?


- Честно говоря, нет. Не обращал. Это сейчас я пытаюсь активно интересоваться нашей думовой сценой, пока у меня образовался большой перерыв в активном создании музыки и новый проект ещё не начат. А тогда мы были очень аутентичной, замкнутой группой. Особенно до записи первого альбома. Почти не контактировали даже с местными музыкантами. Журналы до нас тоже доходили редко, а записи и того реже. Так что очень долго было ощущение, что думовых команд в России просто нет, и никакой думовой волны лично я не почувствовал. Ни её возникновения, ни иссякания. А вообще, до сих пор думаю, что музыкантам, занимающимся подобной музыкой, совсем не обязательно быть в курсе того, что происходит с остальными. Иногда изоляция добавляет им самобытности и новизны. Но это уже на выбор самих музыкантов.



- Всегда чрезвычайно интересно узнать мнение создателя (или одного из них) по поводу своих работ. Не мог бы ты резюмировать ваш «гербарий»?


Rottor- После того, как альбом закончен, я начинаю слушать его уже как слушатель. Это и есть главное следствие того, что по большому счёту вся эта музыка создавалась для себя. Действительно для себя! Это важно. Поэтому иногда мне кажется, что никто кроме меня не получает так много наслаждения или наоборот, разочарования от этих альбомов. Хотя, конечно, потом со стороны и пытаюсь оценивать то, что сделано. Без этого тоже нельзя. Теперь конкретнее. Попытаюсь, всё же, как ты говоришь, «резюмировать наш гербарий»...

Про демо из трёх песен вообще ничего не могу сказать, так как давно его уже не слышал. Да и считаю, что это была лишь проба пера и не имеет никакой ценности, кроме чисто исторической.

Первый альбом «...And We Are Falling Leaves» кажется мне очень неоднородным и сырым, но при этом чем-то он мне наиболее дорог, поскольку в нём сохранилось то, что было сущностью Осени в первые годы её существования. Сам подход к совместному созданию музыки был наиболее интуитивным и поэтому чистым. Если говорить словами из последнего альбома, этот мы создавали «когда наши глаза были чистыми». Там есть такие вещи, которые я уже никогда не смогу сочинить. Просто потому, что уже никогда не буду думать и чувствовать так, как тогда. Если же говорить более приземлённо, то можно сказать, что в целом записан он слабо. Особенно ритм-секция. Гитарный звук удалось хотя бы сделать более-менее приближенным к тому, что хотелось ценой энного количества нервов, убитых на споры со звукооператором. А с барабанами ничего поделать уже было нельзя, так как запись велась на оборудовании, которое не позволяло достаточно свободно редактировать уже записанный материал. Конкретно говоря, это была портостудия Yamaha и четырёхдорожечные аудиокассеты. Никаких компьютеров, жестких дисков и многоканальных программ для записи. Тем не менее, для думовых команд слабая запись альбома не обязательно является таким уж критичным фактором. Поэтому, думаю, что некоторая художественная ценность у этого альбома всё-таки имеется. Материал для него создавался в течении более чем трёх лет и среди его композиций есть те, что дороги мне до сих пор. Как я уже писал, материал там очень неоднороден. Некоторые вещи стали прообразами нашего дальнейшего творчества, а некоторые ветви нашего тогдашнего поиска так и остались лишь в этом альбоме.
«The Gods» - сама по себе создавалась около 2-х лет мной и нашим тогдашним гитаристом Вороном. Сама идея, сам пафос, заложенный в ней, был довольно важен для меня. К тому же это был первый опыт создания довольно сложной по структуре, но жёстко связанной композиции, который далее неоднократно нами развивался, но до сих пор я считаю его одним из самых удачных.
«Bottomless» - это одна и моих любимых Осенних вещей вообще. Причём это как раз такая вещь, каких у Осени больше не было. Кроме того, мысль о бездне (бездне боли, мрака, отчаяния и т.д.), прошедшие через которую станут свободными или «Богами Бездонного», заложенная в этой композиции, делает её действительно глубокой для меня.
«The Sons Of Ocean» - вещь с довольно наивным текстом. Я просто как-то насмотрелся передач про уничтожение всяческих морских животных и решил сочинить тему, где речь ведётся как бы от их лица, где они говорят нам, людям, что-то типа: "Вы же тоже - сыны океана, как и мы! Так какого же..." :). Мне нравится самой мелодикой. Она началась со вступления, сочинённого Светой Полежаевой, и это вступление послужило вдохновением для меня. До сих пор с удовольствием наигрываю на акустике некоторые куски из неё.
Ну и, конечно, «The Druid Autumn», которая дала когда-то название нашей группе и была первой вещью, которую мы сделали вместе и записали (было ещё две, которые мы сделали до неё, но они так и не были никогда студийно записаны).
Самой нелюбимой моей темой на этом альбоме является «The Dance In Blood». Я сочинил её во время так называемого «творческого кризиса». Может быть, поэтому мне не нравится ни музыка, ни смысловое содержание её. Хотя я встречал людей, которым она нравилась больше всего альбома. Да и концовка там развесёлая. :)

Второй альбом – «Чёрные крылья» кажется мне самым неудачным из всех. Я не слушаю его почти никогда, а когда всё же делаю это, мне становится жутко грустно из-за того, как мы просто «убили» хороший и выстраданный материал его записью, да и нашим исполнением. Мне действительно жаль его, так как на нём есть очень важные для творчества Осени композиции, которые я когда-то (пока мы их не записали) очень любил. Если б сейчас можно было услышать, как иногда звучала на репетициях «Ради этих глаз»! До сих пор помню, что у меня иногда мурашки по телу бежали, когда все «погружались» в неё и эта атмосфера заполняла всю репетиционную базу. На записи от её силы осталось совсем немного. Можно что-то уловить, но для этого придётся приложить немалые усилия. И так почти со всеми темами.
Наша музыка стала другой, и ей уже нужен был более серьёзный подход и в плане записи, и в плане исполнения. Но мы на тот момент не смогли этого обеспечить. Примерно такая же история получилась и с моим переходом на чистый голос. Я сам поднял себе планку требований, сочиняя материал, но взять её в полной мере тогда не смог. Из плюсов этого альбома самым важным является его цельность. То есть он является первым для меня опытом создания концептуального альбома, где все темы связаны между собой. Это удалось. И ещё более-менее удался переход на родной язык, который был очень важен для меня, поскольку позволял более ярко и уверенно выражать свои мысли в музыке. Также мне нравится клавишное Outro – «Гимн Безумным», которое сочинил наш тогдашний клавишник Арсений Семенихин. Оно хорошо завершает альбом и заглавную вещь.

«Осень Вечна» - мой фаворит. Несмотря на то, что весь материал с него был написан уже к концу 2002 года и на данный момент уже неактуален лично для меня. Это такой альбом, который я давно хотел записать. Я люблю все песни, которые в нём есть, хотя на момент записи самой важной для меня было последнее детище – «Отчаяние», которое в некотором роде задумывалось, как «реквием» Autumn.
«Осень Вечна» - это вещь в себе. Он замкнут на самого себя. Он посвящен, по большому счёту, самой группе Autumn, всем людям и мыслям, что были сущностью группы. Почти весь альбом был записан дома, кроме записи барабанов и сведения. Это был эксперимент, целью которого было доказать самим себе, что мы сами можем записывать свой материал и делать это не хуже, а лучше, чем в тех студиях, что были у нас на тот момент. Эксперимент удался и я очень этим доволен. Мои личные любимые вещи – «Отчаяние», «Демон, рвущийся в небо» и «Эпитафия» - великолепное альтовое интро, созданное Людой Емельяшиной специально для этого альбома, фоном которому звучит настоящий зимний ветер, который я записывал холодными вечерами, поднося микрофон к щелям в окне своей комнаты. Иногда начиная слушать альбом, я думаю, что кроме неё можно больше не слушать ничего. Всё уже сказано этими несколькими минутами. :)
Вообще, надо сказать, что этот альбом не был бы таким, а скорее всего его и вовсе бы не было, если б не два человека, которые свежей кровью влились в Осень при его подготовке. Это Роман «Carcass» Ильин - гитарист, с идей которого началось «Заклинание», и который создал очень любимые мной акустические гитарные пассажи в «Отчаянии», благодаря которым она стала ещё более проникновенной. И Люда, которая кроме вступления к альбому сочинила и записала все партии альта, партию женского вокала в «Ангелах», все фоновые клавишные подкладки и вообще всячески помогала мне при подготовке и записи альбома.



- Распространением демо-ленты «The Druid Autumn» занимался некий Undead Wood Prod., на счету которого числится также несколько релизов Русской Зимы. Что ты можешь рассказать про этот значок? Он относился к категории местечковых кассетных лэйблов?


- Да. Даже не кассетный лэйбл, а просто пара человек, тогда активно занимавшихся рассылкой музыкального материала и связанной с ним информации. Это был проект музыкантов из группы Thy Repentance, с которыми я когда-то сотрудничал и даже играл на их первом альбоме. Релизами это можно назвать с большой натяжкой, так как всё это множилось самостоятельно, с помощью магнитофонов и рассылалось. Очень хорошо, что были такие энтузиасты. Благодаря им и жило хоть что-то. И была хоть и минимальная, но связь с внешним миром. Что с ними сейчас не знаю. Не видел и не слышал Undead Wood уже много лет.



- Связь была потеряна еще до записи «Falling Leaves»? Увидев недавно количество официально распространенных копий последнего, я был немало удивлен. Даже демка наверняка разошлась большим количестовом, чем эти пять десятков носителей! Или именно этого вы и хотели на тот момент? Музицирование главным образом для самих себя, замкнутость команды…


- Да. Скорее да, ты прав в последнем предложении. На тот момент мы вообще не занимались ничем, кроме музыки. Хотя надо оговориться, что информация о тираже в 50 экземпляров приблизительна. Это то, что известно мне... Но, наверное, она все-таки верна. Ведь как я говорил, тиражировалось тогда всё на обычных магнитофонах. А таким образом и 50 копий сделать - довольно муторное занятие. Когда вышел «Falling Leaves», ни у кого ни из нас, ни из Undead Wood не было возможности делать копии на CD. Чуть позже они начали этим заниматься, но я не осведомлён точно насчёт того, сколько ими было сделано именно наших копий. Скорее всего, совсем немного.



- Ты все еще пишешь стихи? Последнее обновление на твоем Dark Poetry’ website датировано летом прошлого года. Значительный срок. Означает ли это, что даже в случае утвердительного ответа на первую часть вопроса ничего более не будет публиковаться, хоть даже и в таком электронном виде?


- Стихи пишу. Никуда от этого мне уже не деться. Они иногда сами вылазят. Тёмную Книгу действительно давно не обновлял. Хотя более новые стихи уже есть в инете. Дело в том, что как раз примерно год назад я начал делать проект, на котором могли бы публиковаться другие поэты, близкие по духу. Общаться между собой, вести дневники и осуществлять совместные проекты. Проект называется "Общество Тёмных Поэтов", и его версия пока лежит на моём тестовом сайте. Я довёл проект до версии 0.4 (он работоспособен, но пока не готов к приёму более-менее широких масс и большого количества стихов, и недостаточно стабилен в работе), после чего заморозил его на время в связи с недостатком времени, а позже и с тем, что вступил в работу над одним веб-проектом, посвящённым думу. Но из-за несогласия с политикой владельца того ресурса, вместе с несколькими участниками команды перешёл к разработке www.doom-art.ru - нового проекта, посвящённого развитию русского дума и поддержке русских групп. На страницах ОТП выложена небольшая поэма «Ждущие», написанная мною зимой 2004-го в Питере. Более поздние вещи имеются, но всё никак не соберусь их выложить. Не до этого пока.



- Для тебя характерны резкие перепады настроения, депрессии или внезапное чувство одиночества? Как сказался на всем этом переезд в мегаполис?


- Когда-то раньше всё это бывало, и порой в довольно резкой форме. Сейчас, скорее, нет. Те бессмысленные приступы чёрной немочи, идущие, как правило, от потерянности в собственных желаниях и безделья, которые многими людьми называются депрессиями, уже очень давно меня не посещают. Да и, думаю, уже не посетят. Перепады настроения, конечно, бывают, как и чувство одиночества посещает иногда. Но и то и другое, как правило, имеет под собой вполне конкретные и известные мне причины. Вообще, та печаль, которую я нёс в своём творчество вначале, и та, которая заставляет меня по-прежнему предпочитать это настроение всем остальным, отличаются. Объяснить словами трудно, могу лишь попробовать сказать, что современная, возможно, гораздо более отстранена от моих личных переживаний, связанных с тем, что я вижу вокруг или чувствую на поверхности своего сознания. Сейчас она представляет из себя нечто связанное уже с предыдущими мыслями и в то же время с чем-то более глубоким и постоянным, чем смена моих настроений и моя жизнь "в миру" вообще. Хотя связи с поверхностью до сих пор есть, и их не так уж мало. Просто гораздо меньше, чем раньше.

Переезд в «мегаполис»? Хмм... Скорее, нет. Если и повлиял, то в положительную сторону. Да и о смене маленького города на гораздо больший тоже нельзя говорить. Ведь Екатеринбург отнюдь не мал. А по некоторым сторонам чисто бытового развития он даже превосходит Питер, как мы поняли, прожив в последнем уже год. Питер в некоторых вещах, имхо, очень консервативный город, и поэтому здесь эти самые вещи порой отчасти напоминают ещё атмосферу застойных годов. Он может вогнать в депрессию другим. Не своей «мегаполисностью», а своей мрачной зимой, постоянным низким серым небом, без единого солнечного дня, влажностью, ветром, вечно болеющими и унылыми окружающими людьми. И, как говорят местные, многих вгоняет. Только вот меня пока нет. Наоборот, всё это мне нравится. Ведь для этого я сюда и приехал. Это всё - отличное вдохновение для любого причастного к «тёмному» творчеству и для думстеров особенно.


- Шеф Stygian Crypt Prod., выпустивший последнюю работу группы на компакт-дисках, известен своей прозападной точкой зрения на продвижение отечественного музыкального материала. Проще говоря, большая часть тиража вашего CD ушла за границу. Много ли отзывов приходит от тамошних слушателей? Что пишут?


- Достаточно много для того, чтобы очень удивить меня своей реакцией на русскоязычный альбом. После выхода «Осень вечна» было и множество писем от слушателей из самых разных стран, и множество рецензий. Судя по ним русскоязычные тексты нисколько не помешали им воспринимать материал. Отрицательных рецензий или отзывов «из-за бугра» я так и не увидел (может, плохо искал). Это меня удивило, но и порадовало, естественно. Вообще, у меня сложилось впечатление, что там у них альбом был воспринят иногда более адекватно, чем у нас. У наших очень силён комплекс «отечественной» группы (происхождение которого вполне понятно, конечно), да ещё «поющей на родном языке». Впрочем, и среди рецензий от русских авторов большинство положительных и доброжелательных. Рецензии на альбом есть на сайте Stygian Crypt. В англоязычной версии у них только рецензии «оттуда». Из писем от слушателей запомнилось письмо от одного корейского любителя тяжёлой музыки, который на ломаном английском написал, что у них там клуб из нескольких десятков человек, которые собираются в некоем заведении, совместно слушают новые альбомы и потом их обсуждают. И что, мол, «Осень вечна» им пришёлся по душе. Было предложение от одного француза поучаствовать в компиляции, которая, к сожалению, (как я недавно узнал) отменилась. Да и вообще, довольно удивительно было получать письма от не говорящих по-русски людей из какого-нибудь городка в США, во Франции, из Бразилии, Перу или Канады с несколькими строчками типа «Мне очень нравится ваш альбом «Osen Vechna», его эмоциональность или атмосфера. Продолжайте в том же духе!». Не знаю, мне кажется, что если человек сподобился написать такое, значит его по крайней мере не оставило равнодушным и чем-то зацепило, несмотря на то что он ни бельмеса не понял из текстов. Так что спасибо Stygian Crypt. Насколько я знаю, российские любители музыки тоже были ими не обделены. Да их и трудно обделить. :) Не знаю правда, что Stygian'ы думают по этому поводу. Хотя вряд ли их это очень беспокоит. Несколько треков с альбома доступны вполне официально.



- Осень. Время, являющееся главным источником вдохновения для самых разнообразных деятелей искусства. Окрыляющая музыкантов, чья музыка нисколько непохожа друг на друга. И осень, давно уже ставшая неким штампом в дум-метал. Как насчет оборотной стороны известности? Были ли прецеденты путаницы, либо еще какие-то недоразумения? Известны ли тебе другие группы того же направления со строго идентичными названиями?


- Не знаю насколько того же направления, но да. С сожалением для себя, мы с каждым годом узнавали всё больше коллективов с таким же названием. Собственно, глупо было бы надеяться, называясь именем такого важного явления для творческих людей самых разных направлений, не иметь «тёзок» по всему миру. Хотя, если честно, в самом начале именно на это мы и надеялись. :) Первым названием было Anubis и мы переименовались именно потому, что нашли одноимённую группу где-то в Латвии и решили назваться по названию своей первой песни «The Druid Autumn». А потом сократили до Autumn, чтобы было проще и лаконичнее. Пример путаницы до недавнего времени висел на нашей странице в бандлисте на doom-metal.com. Кто-то из их редакторов дал там ссылку на сайт каких-то европейских Autumn, которые к нам не имеют никакого отношения. Для меня это лишь забавная мелочь, поэтому я так долго не делал ничего, чтобы помочь им исправиться.

Насчёт того, что Осень стала штампом в думе, ты, возможно, прав. Только лично я не вижу в этом ничего страшного. Во-первых, «штампом», а точнее сказать, понятием, вдохновляющим очень многих людей, она является очень во многих искусствах, вне зависимости от жанров. У дума же есть вполне естественная, особая связь с этим временем года. Ведь главная эмоция, на которой зиждется дум - именно печаль. Причём именно тот сорт печали, который только с Осенью из всех сезонов и можно проассоциировать. Осень изначально близка многим людям и то, что некоторые из них открывают для себя атмосферу и настроение дума и связывают их воедино, кажется мне вполне естественным. Собственно, я мог бы долго тут разглагольствовать на эту тему, но надеюсь те, кто не изучает музыку и дум со стороны, а действительно живёт этим, и так понимают истоки «Осеннего течения» в думе и свободны от какого-либо отторжения этих мотивов. Которые, я уверен, снова и снова будут появляться в творчестве новых, да и существующих групп. Да и вообще, в творчестве любых творческих людей. В первую очередь именно в этом смысле «Осень - вечна...». ;)



- Есть ли надежда в твоем взгляде, устремленном в глубины будущего?


- Да, более чем. У меня есть много планов и вера в то, что хотя бы несколько из них мне удастся воплотить в жизнь. Получается, что сейчас я - думстер-оптимист. «Коллеги по цеху» меня не поймут. :) Это ничего. Исповедовать «истинный» или «чистый» дум ни в жизни, ни музыке в мои планы не входит. Хотя, с другой стороны, ДУМаю, что, так или иначе, с этим течением моя жизнь будет связана всегда.



Официальный сайт группы: home.ural.ru/~autumn

Sather Morgul, 06.11.2004

© Demogorgon, 2004
Назад