REVIVAL

Было время, когда тяжелая музыка только набирала обороты. Появлялись новые направления, новое звучание, манера исполнения и т. д. Прошло более 30 лет. За это время сцена, в самом глобальном смысле, держала на себе просто немыслимое количество музыкальных групп, играющих «разный» металл. Кому-то удалось добраться до вершины славы и создать культ, а кому-то так и пришлось остаться если не в гараже, то в маленьком клубе, играя для пары сотен фанатов стиля. Не мудрено, что музыкантам все сложнее и сложнее стало писать песни. Имеется в виду оригинальность исполнения. Особенно неприятно читать в СМИ о том, что наши отечественные группы постоянно, как говорится, «передирают» либо по частям, либо целыми композициями музыку у западных команд. Конечно, такая практика у некоторых присутствует, но все же есть исключения. Перспективный московский коллектив «Revival» попробовал создать свое собственное направление, совместив thrash и power стили. В итоге получилось нечто быстрое по ритму с вкраплением в общую картину техничных партий соло-гитары, жесткая ритм-секция не дает расслабиться слушателю, а изюминкой же «Возрождения» является нестандартный для power’a вокал - слегка хриплый, порой даже рычащий. В этом-то, наверное, и заключается трэшевость композиций «Revival». Коллектив не имеет пока ни одного альбома в своем репертуаре. Поэтому остается только слушать живые выступления в московских, и не только, клубах. А там неправильно отстроенный звук, как правило, уничтожает все то, над чем группа так упорно старается в студии. После одной из своих репетиций «Revival» согласились дать интервью о том, что происходит сейчас в группе. Отвечали на вопросы: ритм-гитарист Дмитрий Кулагин и вокалист Анатолий Коренев.

 


- Вопрос к Дмитрию Расскажи о том, как появилась группа «Revival».


Дима: Репетировали мы с группой, играющей Death-metal. Группа не существует уже да и не известна никому. Однако именно там появился нынешний «костяк» Revival - я и Толя. Группа распалась, а у меня родилась идея создать свой собственный power-metal проект. Этой идеей я поделился с Толей. На что тот согласился, правда, не сразу. Я понял, что пора посылать на фиг этот Death-metal и делать что-то свое. Я придумал пару риффов, а у Толи давно уже был целый «килограмм» текстов. Появилась одна песня, потом другая. Стало ясно, что пора искать музыкантов.

Толя: Хочу дополнить, что лично мой скепсис был в том, что я Диму знал еще по предыдущей группе. И скажу прямо, я не видел в нем композитора. Для меня он на тот момент был достаточно посредственным гитаристом. Поэтому, не видя особых перспектив, я и согласился не сразу делать новый проект. Однако когда мы впервые собрались на репетицию (тогда нас было трое: я, Дима и предыдущий гитарист Паша), и Дима сыграл первую полностью готовую свою композицию, меня это очень вдохновило и порадовало. Тут-то я начал понимать, что первое мое мнение было необдуманным и ложным.



- Почему именно power?


Дима
: Ну, так музыкальные вкусы у нас сложились. Более того, power пришел не сразу. Мне сначала рвало башню от более экстремальных стилей таких как black и death. В такой группе мы и познакомились с Толей. Музыка была очень негативной, брутальной, жесткой. Я начал понимать, что это не мое. Все же влияние групп Hamerfall, Blind Guardian, Stratovarius сделало свое дело. Забегая вперед, скажу, что нам не хотелось зацикливаться только на одном пауэре. Мы привнесли в свою музыку не очень традиционные для стиля элементы. Главной особенностью можно назвать вокалиста, который явно отличается от чистоголосых «соловьев» Катипелто, Киске, Какко и т. д. Я подумал, что это будет некая фишка Revival. Взять пауэрную основу, добавить больше тяжести, убрать побольше «соплей», плюс трэшевый вокал. Но и на этом мы не остановились. У нас в группе есть еще и замечательный мелодист в лице клавишника, который делает звук более глубоким и сложным, но в то же время плавным и мягким.



- Чьей идеей было назвать группу «Revival»?


Толя
: Да, это я придумал. Это название было придумано мной давно. Еще до знакомства с Димой. В свое время я тоже хотел создать команду, поэтому и думал над названием. Название, по сути, должно быть емкое, одно, максимум два слова. Как правило, самые интересные названия уже кто-то себе присвоил. Мне понравилось звучание слова. Более того, оно не лишено идеи. В нашей группе есть духовная идеология, которая должна отражаться как в музыке и текстах, так и в названии соответственно. А вообще, как корабль назовешь, так он и поплывет. Т. е. выбрав это, на мой взгляд, хорошее название, может быть в чем-то пафосное, мы смотрели и далеко вперед. На перспективу. В будущем это название должно тоже помочь, во всяком случае, мы очень надеемся на это! «Revival» значит «возрождение». Имеется в виду возрождение культуры и человеческого духа.



- Тексты придумывает в группе Толя. Тебе и вопрос: почему англоязычная лирика и о чем она?


Толя
: Ну, во-первых, в наших текстах виднеется влияние христианской православной идеологии. Во-вторых, в текстах обсуждается поведение человека, его мыслей, чувств и т. д., опять же эти размышления основаны на религиозных темах. Мы не упускаем и глобальных тем: политика, воины, развитие человечества, упадок человечества и т. д. А почему на английском?.... Для меня всегда было тяжело петь на русском. Сочинять, кстати, тоже. Я пробовал, не получается. Это не говорит о том, что я непатриотичен. Просто английский мне легче дается как язык для творчества. Более того, к русскому языку люди относятся более требовательно. Это не должно звучать смешно. Это должно быть что-то новое. В России есть много профессиональных поэтов, сочиняющих хорошие тексты. Соперничать с ними очень тяжело. Английский язык, по-моему, более певучий, нежели русский. Это сугубо мое личное мнение как вокалиста. Ну, нельзя еще забывать про то, о чем мы все мечтаем - прорыв в Европу, где такая музыка более востребована. С русскоязычной лирикой это сделать, увы, невозможно.

Дима: К сожалению, сейчас трудно назвать хотя бы одну российскую металл-группу, которая добилась чего-то серьезного за границей. Все-таки сейчас еще пока существует «железный занавес». Правда, распространяется он именно на тяжелую музыку. Но мы не падаем духом и верим в лучшее. Мы стараемся держаться европейских стандартов. Потому и поем на английском. Только «Rammstein» приходит сразу в голову, как группа, добившаяся успеха, используя родной немецкий язык. Большинство же в той же Германии, например, Gamma Ray, Halloween, Scorpions или из Финляндии - Stratovarius, Nightwish, - все они использовали тексты на английском языке как международном.



- Но вас не пугает, что клубная московская музыкальная тусовка так и остается клубной, а тем более московской?


Дима
: Это действительно настораживает. Но в первую очередь мы хотим вырасти профессионально, более конкретно заняться своими музыкальными инструментами. Поднять профессиональную планку. В конце концов, выпустить долгожданный дебютный альбом. Послушать мнение критиков. Но все же мы хотим попробовать сломать эту безвыездную систему. У каждого хорошего музыканта должен быть гастрольный тур. И не только по просторам своей родины. Пока даже по России далеко не всем нашим московским музыкантам удается поездить. Так что, мне кажется, ничего нереального нет! Надо просто немного денежек иметь и связей. Ну и, безусловно, профессионализм.



- А что касается бонус-трека на русском языке? Вы не собираетесь попробовать?


Толя: У нас есть такая песня. Ее написал наш соло-гитарист Леша. Ему и слово.

Леша: Ну, песня как песня. На русском языке. А смысл: тоже религиозный. Песня называется «Алтарь».



- Вот вы все время говорите о религии. Это фанатизм, или вы просто остаетесь преданными сложившимся стереотипам, вроде того что металл - это либо религия, либо космос, либо гномы, эльфы и прочая нечисть?


Толя
: Нет. У блэкушников это часть шоу, скорее. Музыка мрачная и текст такой же у них. В нашей же группе большинство реально верующие люди! Мы все православные. И здесь нет никаких шуток и имиджевых зацепок. В наших текстах отражаются события, пропущенные через религиозную призму.



- Вы уже упоминали дебютный альбом. Так как обстоят с ним дела?


Дима
: На данный момент мы заканчиваем запись нашего демо. Процесс очень затянулся. Мы должны были его еще прошлым летом записать. Но смена состава, начало учебного года, катастрофическая нехватка времени... Но ничего, мы уже на завершающем этапе находимся. Скоро оно увидит свет. Не скажу, что запись студийная. Нет. Она домашняя, но все же на достаточно неплохом уровне записана. А альбом. Может быть года через полтора-два, когда мы профессионально окрепнем, получим какой-то опыт, когда будет качественный материал и не менее качественное его исполнение.

Толя: Не надо с этим спешить. Лучше выпустить позже, но красиво и профессионально. Когда мы поймем, что сами готовы.



- Есть ли рабочее название демо?


Дима
: Мы еще не решили окончательно, но процентов так на 90 мы сошлись на названии «The fantasy».

 


У группы, несмотря на молодость, очень большие и серьезные планы. Причем они касаются не только их собственного творчества, но развития российской тяжелой музыки. Цель есть. Главное - не опускать руки.


Николай "Koljan" Захаров, 21.09.2005

© Demogorgon, 2005
Назад